Гиена

Питающуюся падалью гиену средневековье воспринимает как одно из самых мерзостных существ. Ветхий завет относит гиену к «нечистым» животным /Левит, II. Второзаконие, 14/. Образ гиены витает среди развалин низверженного Вавилона /Исайя, 13:22,24/, хотя в переводе Иеронима гиена прямо не упоминается. Символическое истолкование образа гиены в «Физиологе» основывается на опровергавшимся еще Аристотелем /О частях животных, III. 757 а, в/ античном представлении о гиене как о двуполом существе. В образе гиены обличаются содомский грех, разврат, идолопоклонство. Латинская версия «В» и сочинение Псевдо- Гуго /II.10/ развивают уподобление гиены двоедушному человеку и обогащают рассказ о гиене новыми деталями. Они уподобляют гиену иудеям, начавшим служить богу, а потом вернувшимся к почитанию поверженных идолов.
Рассказ о гиене расширяют почерпнутые у Солина /27, 23-26/ сведения о том, что гиена может под¬ражать человеческому голосу, чтобы хитростью привлечь человека. Ее хребет состоит из цельной кости, поэтому гиена может повертываться назад только всем телом. В глазу гиены есть драгоцен¬ный камень, обладающий волшебными свойствами и помогающий предсказывать будущее /Исидор, XVI.15.25/.
Филипп Танский /1177-1214/ и Гийом Нормандский /1575-1606/ дают поэтическое изложение материала бестиариев. Пьер из Бовэ /111.203/ описывает внешность гиены, имеющей, по его словам, тело медведя и шею лисицы. Альберт Великий опровергает представление о способности гиены менять свой пол /XXII.1.57/, а Брунетто Латини сохраняет его /1.V. 191 /.

Add a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *